Авторское право / Аграрное право / Адвокатура / Административное право / Административный процесс / Акционерное право / Бюджетная система / Горное право‎ / Гражданский процесс / Гражданское право / Гражданское право зарубежных стран / Договорное право / Европейское право‎ / Жилищное право / Избирательное право / Информационное право / Исполнительное производство / История политических учений / Коммерческое право / Конкурсное право / Конституционное право зарубежных стран / Конституционное право России / Криминалистика / Криминалистическая методика / Криминология / Международное право / Наследственное право / Оперативно-розыскная деятельность / Права человека / Право интеллектуальной собственности / Право собственности / Право социального обеспечения / Право юридических лиц / Правоведение / Предпринимательское право / Римское право / Семейное право / Социология права / Судебная психиатрия / Судебное дело / Судебные и правоохранительные органы / Таможенное право / Теория и история государства и права / Трудовое право / Уголовное право / Уголовный процесс / Финансовое право / Экологическое право‎ / Ювенальная юстиция / Юридическая антропология‎ / Юридическая техника / Юридическая этика
<< Предыдушая Следующая >>

§ 3. ОБРАТНАЯ ОТСЫЛКА И ОТСЫЛКА К ТРЕТЬЕМУ ЗАКОНУ

1. Когда коллизионная норма предписывает применение иностранного закона, то возникает вопрос о том, подлежит ли применению только материально-правовая >дррма указанного иностранного правопорядка или весь иностранный правопорядок в целом, в том числе и его

КОЛЛИЗНОННЫе ИОрМЫ. Пругимн ^дрнямн, яВЛЯеТСЯ ЛИ|

отсылка к иностранному правопорядку отсылкой, лин'М к иностранному материальному закону* или к иностран-' ному"пряду я ПР-ТОМ, включая и его коллизионное право, j

2. Вопрос этот возникал в европейской судебной .практике неоднократно с середины XVIII века, но ieq^

ретическую разработку получил лишь после известного решения французского кассационного суда 1878 года по деду. Форго. Анализ этого решения выявит сущность данной проблемы и покажет, к каким практическим выводам приводит то или иное ее разрешение.

339

В названном деле речь шла о судьбе имущества (денежных капиталов во французских банках.), оставшегося после смерти ФОРГО — баварского подданного^ внебрачного ребенка, пдджЦШДЮ Rrin жизнь во"~Франции; однако, с точки зрения французского закона, Форго не считался приобретшим домицилий во Франции, а рассматривался как сохранивший баварский «домицилий происхождения». Форго никакого завещательного распоряжения не сделал, и на наследование по закону претендовали его баварские кровные родственники по боковой линии, ссылавшиеся на баварское наследственное право, допускавшее такое наследование даже после внебрачных детей.

В дело от имени французской казны вступил проку- 1 pop, доказывавший, что к наследству Форго должен быть применен французский закон, с точки зрения которого родственники внебрачного ребенка не наследуют ab intestato, так что имущество как выморочное поступает и распоряжение французского фиска.

Спорным, следовательно, был вопрос о том, должен ли французский суд при данных обстоятельствах применить французский или баварский закон о наследовании.

По французскому коллизионному праву наследование в движимом имуществе обсуждается по закону «домицилия вровдцдциарм», т. е. в данном случае французская коллизионная норма отсылала к баварскому праву. По последнее содержало коллизионное правило, по которому наследование в движимом имуществе подчинено закону фактического цццщдддя. Таким образом, если отсылку французской коллизионной нормы понимать как отсылку к баварскому праву в целом, то надо было руководствоваться и баварской коллизионной нормой, которая в данном случае «отсылала обратно» к французскому праву. Французский кассационный суд в решении 1878 года «принял обратную отсылку», и с тех пор проблема об обратной отсылке сделалась одной из излюбленных гсм буржуазных коллизноннстов и вызвала обширнейшую литературу (ее объем настолько велик, что выходит даже за пределы значения проблемы).

3. Значительное внимание было уделено также вопросу о том, допустима ли не только обратная отсылка, но и отсылка к третьему закону; если, например, бри-ганский суд обсуждает вопрос о дееспособности лица, домицилированного в Голландии, но являющегося итальянским гражданином, то британская коллизионная норма (согласно которой дееспособность определяется по закону домицилия) отошлет к голландскому закону, а голландский закон (согласно которому дееспособность определяется по закону гражданства) отсылает к итальянскому закону. Должен ли британский суд в ганноИ деле принять такую «отсылку к; ЦШМЩ1 Ць КОНУ» f называемую гакже «гр-чдЕмжТг^^

4. Проблема. пПратнпй птгштин (rnnvoi iir-pnnfi гтН пени) и ртсылки, к третьему закону (renvoi пторпй ПТГ 1 пени) вызвала множество тончанпщу, с тички зрения! юридической Tfftffl**», нгГ, по 'ушеству, часто бесплод-

HtjjLnnrTpneinuu-

Против renvoi обоих видов высказывались в западной литературе Laine, Pillet, Valery, Bartin, Cheshire и др.; за принятие доктрины — Weiss, Schnitzer, Raape, Melchior, Rabel, Batiffol, Lerebours — Pigeonniere и др.

Соображения против renvoi в основном сводятся к следующему !. Что означает указание отечественной коллизионной нормы на подчинение данного, осложненного международным элементом отношении иноетраи-ном^праву? Оно означает, что с ИДИ Ц*ШШ им»— сгвенного права дтНР»1енир TfVhTf rnmaim ff ннпгтран. ИЫМ тдрявоппряшгом, ЧШ С правопорядком отечествен-ныдиЕсли, например, отечественная колЛйЗИбННая IT0JT-ма определяет дееспособность лица по закону граждан-* тва, то нет оснований отказываться от этого критерия потому лишь, что иностранное право предпочитает другой критерий. Если отечественная коллизионная норма определяет наследование по закону последнего домицилия наследодателя, то нет оснований изменять этому принципу лишь потому, что иностранное право руководствуется в вопросах наследования законом гражданства наследодателя и т. п.

Возражая против обратной отсылки, ссылаются также на внутреннее противоречие, присущее данной

1 Детальное обоснование против renvoi см. Y as see п. Ch. III. Ср. Riga их. п. 126. Подробный анализ практики см. Cheshire, pp. 53—72.

341

340

доктрине. Если отсылка к иностранному праву означает отсылку к этому нраву в целом, включая и его колли-;зионные нормы, то обратная отсылка к отечественному праву также должна рассматриваться как отсылка к отечественному праву в целом, включая и отечественные коллизионные нормы. Црлучается бесконечнад__о!т-сылка одной правовой системы к другой и ооратно. т.е. порочный круг Гс'межд у народный пннг^прнг»): если же с^дД?ннймая обратную отсылкут решает дело на основе отечественного права, то он допускает произвольное ограничение действия этой ОТСЫЛКИ. —Сторонники renvoi в большинстве защищают се не с позиций формальной логики, а как юридико-техннче-ское средство для достижения тех целей, которые, по их мнению, преследует коллизионное право соответствующей страны.

Не отрицая вообще значения формально-логического подхода к разрешению колли «ионных проблем, они считают, что с этих позиций можно привести доводы как за, так и против обратной отсылки.

Точка зрения некоторых французских сторонников renvoi выражена была еще Андре Вейсом (Andre Weiss)

В 1900 ГОДУ1 следующим Образом: «Рели ииогтрдниор пряно, к которому rvr-fM-igpT »|яша коллизионная лорма, *Г5мо не желает его прим?ц^""Т~" "ТШ,пяет обратно к "отечественному праву^то почему мы должны отказаться от такого nojijTjiKa^ С,МРШНО было бы быть роя-.ттгетом более. ч?ц сам корми

Формулировка Вейса не дает, конечно, теоретического обоснования renvoi как коллизионной доктрины. Она выражает лишь откровенный призыв использовать обратную отсылку для возможно большего ограничения сферы применения иностранного закона. Действующее французское право отражает ту же тенденцию: фран-i цузскне суды после дела Форго принимают обратную* отсылку и отсылку к третьему закону2. Р

5. Английская доктрина, выраженная в судебных прецедентах, выводила renvoi из традиционной английской доктрины приобретенных прав (vested rights theory), лежавшей в основе английской концепции между

3-12

народного частного права: суд, руководствуясь своей КОДДМИШПШ! цормон. создающей привязку данного отношения к определенному иностранному правопорядку. .чолжен был, ппстяпнТЬ гебЯ » такое П0ЛОЖенИет В К а КОМ

'при рассмотрении данного фактического состава нахо-днлея бы су чья стря"н> к кптпрой атот MHrtrTpaHHHй ¦гтбрядок^тносится. а иностранный СУДЬЯ ЦЩИМ Г?Н М (^тшну~^своего решения право своей страны р целом, т. е. не тодько машмдльное, нол^оллнзионное^раво К 115 однократное принятие обратной отсылки мо?кет обеспечить такой результат только тогда, когда право соответствующего иностранного государства вообще не чнает renvoi; например, английский судья, руководствуясь законом домицилия в отношении наследования движимого имущества после смерти англичанина, который был домицилирован в Италии, применит итальянское право, требующее (в силу отсылки к закону гражданства) применения английского материального права без принятия обратной отсылки английского закона к итальянскому (ибо итальянское право отвергает доктрину renvoi); в результате суды обеих стран применят в данном деле английское материальное право наследования. Но если бы английский судья обсуждал дело о наследовании движимого имущества после умершего англичанина, домицилированного во Франции, то он должен был бы принять во внимание, что французский суд в данном деле (если бы он его рассматривал) принял бы обратную отсылку английской коллизионной нормы к французскому материальному праву.

Для того чтобы%прнйтн к тому же решению дела, к которому о данном деле пришел бы французский суд, британский судья здесь применяет «ДВОЙНУЮ отсылку»: он принц,- ( мал обратную отсылку французской коллизионной нор» i мы"ТТНГЛМскому праву и затем. сганоидгк п яшшщт фра и цу зсКотгт суд 4, пр и 1111 мал обратную отс; ылку-.аиг.« тиски! о~"права к французскому материальному праву.

В ;жтератур?~1?&Жнократно указывалось на то, что английская система двойного renvoi «действует лишь

1 Эта доктрина, которую Чешир окрестил «теорией иностранного суда» (foreign court theory) имеет источником изречение судьи Дженнерг. в деле Collier v. Rivaz, 1841: «Я должен решить это дело так, как если бы я рассматривал его в качестве бельгийского судьи». Ср. Morris, Ch. 2.

313

постольку, поскольку псе другие страны отвергают такое понимание renvoi*. Вольф говорит: «Если бы английская система двойного renvoi стала универсальной, то она бы полностью разрушилась и привела бы к бесконечному кругу»1. Однако Рабель2 считал позицию английского суда в использовании обратной отсылки правильной, так как она, по его мнению, создает modus vivendi в условиях существования двух различных коллизионных привязок («закона гражданства» и «закона домицилия»). По мнению Рабеля, renvoi — лучший способ согласования этих различных коллизионных начал.

Исходная позиция английского коллизионного лрава приводит к принятию не только обратной отсылки, но и отсылки к третьему закону. Однако в сфере договорных обязательств имеется много решений, в которых воля сторон (прямо выраженная или подразумеваемая) подчинить договор определенному иностранному законодательству трактовалась судом в том смысле, что стороны стремились подчинить свои отношения только материальному праву определенного государства, но не его коллизионному праву; исходя из такого толкования договора суд в этих решениях отказывал в принятии renvoi3.

6. Цгзодный закон к 1>рмянгкош1 j-дяж/у*иццщу уложению в' ст.-^-пттть'дусмЯТривает только обратную от-шлкуг^ШСОТШлку "к третьему'закону и предписывает

MpHMOIIeiiiie.-д. вбросах дееспособности, внутренних углпяий К рступлеНтЛ п Лрчу, Hiiymniwnniim iv-jiTiin»m-. JlllH судругпи. рачата н innnnfiffcnnmiH ппггтр ИНОГТрЯН-M"ni д?ущИ"Г1цРпра||"к|У И Германии. Однако Рейхсге

1 Вольф, стр. 225; см. также В a t i f f о I, п. 309. * Ra bel. p. 77.

» Вольф, стр. 220; Bati f fol, п. 311.

Особенно подчеркивается в литературе неприменение обэатной отсылки по внешнеторговым сделкам (Hall. Renvoi in International Contracts, in «The Law Journal» 1959. p. 645.).

За последнее время чисто прагматический подход к разрешению вопросов коллизионного права, проникший н в английскую судебную практику, ослабил там интерес к ряду общих принципов коллизионного права, в частности и к обратной отсылке (Grave-son, Le renvoi dans le droit anglais actuel, in Revue critique, 1968, n. 2, p. 259). Чисто прагматический подход современной английской практики к проблемам renvoi показан у многих авторов (ср. Grave-son, pp. 82—86).

344

пихт в своей давнишней ГЦДКТРке применял как обрат* ими СТсылку, гак и отсылку к третьему закону далеко *а предела*™"ТОГО, чго прелннеаио названной ст. 27.

В немецкой теории междун<1 1 1 м.ч'о ч;к-|!ИТо i!j>;i:;;i до первой мировой войны большим влиянием пользовалось учение об отсылке к иностранному праву в целом (Gesamtverweisung). Эннекцерус1 писал, что отсылка к закону иностранного государства без отсылки к коллизионному праву тон же страны «отрывает материальное право of относящейся к ней коллизионной нормы, хотя обе предназначены действовать лишь совместно; нередко она вынуждает судью применять право, которое (без renvoi) вообще не существует... Поэтому, где только возможно, отсылку следует понимать как отсылку к праву в целом».

В такой безусловной категорической форме доктрина renvoi сейчас считается неприемлемой2. Renvoi рассматривается как оправданный прием,когда он нацелен на достижение одинаковости решения по данному делу в судах различных стран. По это общее указание, встречающееся у некоторых авторов, как показывает практика, очень трудно поддается переводу на язык более конкретных указаний.

7. Доктрина renvoi обоих видов выражена также в японском законе 1898 года (§ 29); в брачно-семейных законах Швеции 1904 года (§ 2) и Финляндии 1929 года (§ 23). «Отсылка» принята в судебной практике большинства стран как удобное средство для того, чтобы до некоторой степени «согласовать» действие двух коллизионных начал («домицилия» и «гражданства»), часто и для того, чтобы расширить сферу применения собственного материального права.

«?)тсылка» принята за основу решения вопросов способности лица обязываться по векселям и чекам в Женевских конвенциях о векселе и чеке 1930—1931 гг.

8. Restatement (§ 8) подчеркивает, что отсылка к праву другого штата означает также отсылку и к коллизионному праву этого штата, но лишь вгллу х Q л ?.

ЧДАЛ*^) уппи рань 1прт п прян» на т^ЦНЖИМПГТ1-,

1 Эннекцерус, Курс германского гражданского права, полутом I (русский перевод). ИЛ. 1949. стр. 217.

345

^ в вопросах о рягтмршАпи» Ац^щ Такое ограничение применении доктрины renvoi в американской практике 'объясняется тем, что коллизионные принципы в США сложились главным образом применительно к случаям столкновения между законами штатов, а не применительно к коллизиям между американскими и неамериканскими законами; коллизионное же право штатов основано на одном н том же принципе домицилия. Поэтому здесь едва ли имелась почва для более широкого развития доктрины renvoi.

9. В Итальянском гражданском кодексе 1942 года (ст. 30) отрицателыюе^^1иошс1И1е.--^_аршДИ11е renvoi диктуется стремлением охранить традиции Манчини от влияния иностранных коллизионных принципов: национальный закон лица остается одним из исходных начал всей системы итальянского коллизионного права.

Бразильский вводный закон к гражданскому кодексу 1942 года (ст. 16), Греческий гражданский кодекс 1940 года (ст. 32), Египетский гражданский кодекс

1948 года (ст. 27), Сирийский гражданский кодекс

1949 года (ст. 29) запрещают применение иностранных коллизионных норм и выражают тем самым определенно отрицательное отношение к доктрине.

Таким образом, как доктрина, так и практика названных стран по вопросу о renvoi отражают резко противоречивые взгляды по вопросам обратной отсылки и отсылки к третьему закону.

10. Обратная отсылка в буржуазной судебной практике неотнократно сг>ч?тял?сь ..сложным толкованием советских законов для того, чтобы избежать применения некоторых из них С"

Например, германский Каммергерихт 5 мая 1933 г. отказался применить советский декрет об отмене наследования от 27 апреля 1918 г. к наследству, оставшемуся после смерти в 1919 году советского гражданина (применение декрета привело бы к передаче наследства Правительству СССР). Каммергерихт сослался на то, что декрет будто бы не имел в виду заграничного имущества. Из этого якобы свойственного декрету «территориального принципа» был сделан вывод об обратной отсылке к германскому праву.

346

На тех же «основаниях» французские и английские судьи неоднократно отказывались признавать права Советского государства на иностранное имущество национализированных банков и предприятий: законы о национализации будто бы имели в виду лишь имущество, находившееся на советской территории.

В основе этих решений лежит извращение смысла советских законов. Ни декрет от 27 апреля 1918 г., ни законы о национализации не содержат никаких указаний, из которых можно было бы вывести «территориальное» ограничение их действия. Как известно, советские декреты о национализации дореволюционных русских банков, страховых обществ и промышленных предприятий охватывали данные национализированные общества или предприятия в целом, также и их зарубежные филиалы и всякого рода имущество, где бы оно ни находилось и в чем бы оно ни заключалось.

11. Попытки добиться единообразного разрешения вопроса об обратной отсылке путем .международного соглашения -предприняты в Гаагских конвенциях.

Гаагская конференция международного частного права 1955 года приняла соглашение «О регулировании коллизий между национальным законом и законом домицилия». Существо соглашения выражено в первой его статье, согласно УптожпГ при конфликте коллизион-ных начал двух стряи (*a*nua цщщцццц одной страны 44-ааиинЦ гражданства другой! применяется внутреннее (материальное) право страны закона домицилия.

Здесь нгП5бщего решения вопроса renvoi, а создается для определенных целен унификация коллизионных норм: закон гражданства в определенных случаях уступает место закону домицилия. Таким путем проблема renvoi устраняется, по не разрешается.

12. Как должен быть разрешен вопрос об обратной отсылке и отсылке к третьему закону в советском жду11а?од|Iом частном праве?

Бо^ыШгцпвб^из высказывавшихся по этому вопросу советских авторомположительно, отигудуя К ft6kT.pilH&

И. С. Перетерскии писал: «Если советская коллизионная Норма ОТСЫДДРТ W праву Г.УРЖУАЧИПМУ ТП НИ лолжны_Тфименнть это право, ПРИМЕНИТЬ РГП тпицгу у лояльно Hp тан, ГДР гямп иностранное право отказывается от регулирования соответствующего вопроса, нет

347

основа;^ этого права...

^Сели- советское право отсылает ^маностдщшЬму закону, а последний содержит отсылку к праву советскому, то это последнее и подлежит применению»т.

В. М. Корецкии касается вопроса об обратной отсылке в советском праве в связи с рассмотренными выше попытками некоторых буржуазных юристов и судей использовать обратную отсылку во вред интересам Советского Союза. «Советское право,— пишет В. А\. Ко-рецкнй, — не отвергает проблемы обратной отсылки (пример: Положение о чеках). Враждебные нам юристы пытались использовать обратную отсылку против Советского государства. Для этого они прибегали к искажению советских принципов международного частного права, приписывали наличие в нашем праве проблемы обратной отсылки там, где ее нет (в декретах о национализации, в нормах, определяющих судьбу наследства, оставленного советским гражданином, домицилированным в СССР). Эти искажения не должны нас понудить к тому, чтобы отвергать обратную отсылку в тех случаях, когда она принципиально у нас допускается. Обратная отсылка должна занять надлежащее место в деле согласования конфликтных норм двух государств при выявленной несогласованности конфликтных принципов и норм этих государств»2.

Автор настоящей книги в 1949 году высказался по вопросу обратной отсылки в советском праве следующим образом: «При разрешении этого вопроса надо исходить цз...о.6шш<--цел111и которые ставит себе советское коллизионное право: применение нор.м иностранного права (в тех случаях, когда оно вообще допустимо) диктуется стремлением способствовать укреплению мира, международного общения и развитию международных экономических связей. Этими целями определяется, а следовательно, н ограничивается сфера признания органами Советского государства прав, возникших под действием иностранных законов. Поэтому в применении иностранного права органы Советского государства во всяком случае не имеют оснований идги дальше того, чем это делают органы соответствующих

348

иностранных государств. Если советская коллизионная норма отсылает к иностранному праву, а это последнее содержит обратную отсылку к советскому праву, то подлежит применению советское право»1.

Этим, по существу, положительным отзывам о доктрине обратной отсылки противостоит резко отрицательное к ней отношение А. Б. Левитина 2.

Принятие обратной отсылки в буржуазном праве А. Б. Левитин считает «ОХП^ДЩЩ т^и ЩХШШШШМ& СТИ Ч еСКОЙ П o.ijj|TM.K^i7—которой ГфР"1|К"Утп меж,п\ш-я р ОД

поТПлетное права в особенности судебная практика к апита.?и<стических~\^ ц^шетран -

ное право в силу своей коллизиониоА--но{ШЫ-^-.по MQ" тивам целесообразности, так jcaj<__r4HTfleM, что только таким "путем-^уд может правильно решить^ дело. Но зато,.в этих случаях мы должны _ 1Щп.М.еШ11Ь-.соответствующее иностранное право (конечно, материальное), не счйтаясь_с^го коллизионной цпрмРЛ г grn ШШишиШ lf41LJ!^ffina"^T^.fiWTb применёнЦШ1... При таком понимании характера и цели норм международного частного нрава, естественно, не может быть и речи о принятии обратной отсылки в советском праве». «Как же может советский суд применить советское материальное право, признанное законодателем не подходящим для данного вопроса? Какое в этом случае может иметь значение обратная отсылка иностранного закона к советскому праву?»

В соображениях А. Б. Левитина нет «сущностной» характеристики обратной отсылки. Они основаны на чисто априорных положениях: то, что подлежит доказыванию, здесь предполагается уже доказанным. Позиция буржуазного права в вопросе о renvoi представлена А. Б. Левитиным в чрезмерно упрощенном виде. Как мы видели, доктрина эта отвергается рядом западных

'Л. А. Луиц, Международное частное право, М„ 1949, стр. 129.

349

коллизионистов, также являющихся выразителями буржуазной правовой идеологии. Она, по-видимому, не принята в США.

Таким образом, «узконационалистическая» политика капиталистических стран, о которой говорит А. Б. Левитин, далеко не всегда обслуживается доктриной обратной отсылки.

Несомненно, что не только доктрина обратной отсылки, но и другие категории коллизионного права в руках буржуазных судей могут быть использованы и фактически используются часто в узконационалмстиче-ских целях. Но ведь в странах социализма одноименные институты (в том числе и обратная отсылка) могут быть использованы и фактически используются для совершенно иных политических целей: здесь международное частное право в целом и отдельные его категории подчинены целям организации мирного делового сотрудничества на демократических основах.

13. Обратная. ОТСЫЛКА R Сппртгкпм рряве ограннчи-\ вает, цщедво, Г\А"^ТИНР коллизионной привязки X иностранному прав\ и расширяет сфер) применения совет-ККОГО матс;»;|...-;ьпо1-ц ИРАНА. Ни это происходит не ПО воле иностранного закона и не в силу «советов иностранного законодателя», а в силу прямого предписания советского закона, принявшего доктрину renvoi.

Mnw*T t)HTu сомнения в том, что в действ) ющем 1 советском праве выражены как обратная отсылка, так \Н ОТСИЗПГДПГтретьрцу яякпну. Обе формы rpnvni няшди отражение во внутреннем советском законе и в договорах СССР с иностранными государствами. В Положении о чеках СССР (ст. 36) сказано, что право лица обязываться по чеку определяется законом того государства, гражданином которого является чекодатель, но если закон этого государства отсылает к закону другого государства, то применяется последний. Аналогичное указание имеется и в Женевской конвенции 1930 года об урегулировании коллизионных вопросов вексельного права, к которой СССР присоединился К

Применение обратной отсылки и отсылки к третьем^' закону выражено во многих торговых договорах СССР

1 СЗ СССР 1937 г. Лрэ 186. II отд., ст. 108.

ННГН ||........ .....и ¦.!¦-.. и К;>ЬфМ\ обЫЧНО ПреД-

нЕывнекч подчинение сделок торгпредств юрисдикции и'закон \ \мч гопребывания торгпредства, если иное не омет просмотрено условиями контракта или местным («грани пребывания торгпредства) законом. ^ ? общей форме эта доктрина в советском закоце не

П4ЯУЧИ.1И выражения"," H" flTTffJhlThlP ГЛ?Ч№^ГЯаианЙя ¦бои* пилон отсылок, казалось бы,-выражают призна-1Не домрины (за определенными изъятиями).

Привязку отношении к иностранному правопорядку Нельзя понимать как отсылку лишь к его «материальным» нормам (поскольку иное не указано в соответствующей коллизионной норме). Если отечественная коллизионная норма отсылает к определенному иностранному правопорядку, то только этот правопорядок |ожет разрешить вопрос о том, какой из разновременно изданных или прекративших существование законов данного иностранного государства подлежит при-1 менению. В таком случае только названный закон решает вопрос и о том, какая из нескольких действующих в пределах определенного иностранного государства правовых систем подлежит в данном случае применению.

] Следовательно, привязка к иностранному праву охва-1ывает также и законы о действии норм гражданского ярава во времени и в пространстве.

Не будет непоследовательным сказать, что привязка к праву иностранного государства охватывает и те его нормы, которые отвечают на вопрос о пределах допустимого в этом государстве применения зарубежных Законов, т. е. что она охватывает и так называемые международные коллизионные нормы данного государства.

Но Логически допустимо и иное решение: можно сказать, что так как для суда, рассматривающего дело, юпрос о пределах применения иностранных законов же решен отечественной коллизионной нормой, то не должна применяться иностранная коллизионная opifBv-

Логически возможно любое из двух решений вопроса. Возможно даже сказать, что для одного вида отечественных коллизионных норм будет допущено renvoi, а для другого —нет.

350

Обратная отсылка действует так же. как оговор і lo пуОлйчГнГбм порядке: ону ограничивает действие~Ът

ІчеоТВОННОЙ КОЛЛИЗИОННОЙ НОрМЫ. Государство ПО СОО' раженияпгцелесообразнбСтн может в своем КОЛЛИЗИОІ ном праве установить ограничения действия отдельиь. коллизионных норм, используя для этого renvoi. Но он может и отказаться от такого ограничения, отказаты вовсе от доктрины renvoi. Выбор той или иной позицій в данном вопросе диктуется не соображениями логп* (повторяем, с точки зрения формальной логики люба из точек зрения допустима), а только соображениям целесообразности.

Как мы видели, действующее советское право при няло доктрину renvoi с тем, чтобы заставить ее служит» общим целям советского международного частной права. Но renvoi у нас выражено в крайне казунстиче ской форме.

Представляется, что в советском законе надо в об щей форме выразить принципы обратной отсылки и от сылки к третьему закону. За принятие нами доктрины о привязке к иностранному праву в целом говорит прежде всего то, что такая концепция в большей мере чем какая-либо другая, приближает к применению ино странного права так, как оно применяется и «у себ на родине». Вместе с тем концепция renvoi приводи к значительному упрощению регулирования граждан ско-правовых отношений с иностранным элементом: F ряде случаев суд получает возможность к граждански правовым отношениям с иностранным элементом применять советское право, не нарушая тем самым начал международного частного права, пользующихся широким признанием в международной жизни. \ 14. Однако В ііекотпдьп^ вопросят п пррятке изъятии из общего правила ^целует закрепить непринятиями? ратао1Ротсылки. равно как; и отсылки,.* . третьему за кон, у.

"чОпределение правосубъектности юридических лиц п< закону страны инкорпорации данного юридической лица — принцип нашего права, который не может быть заменен каким-либо другим критерием. Если закон страны, где данное юридическое лицо инкорпорировано определяет национальность юридических лиц по какому-либо другому признаку (по месту нахождения адмп-

352

йнстрлтпвного центра), то советский суд (или арбитраж), очевидно, не усмотрит в этом такую «отсылку к (ретьему закону», которую он должен принять.

В вопросе о правах и обязанностях сторон по внешнеторговой купле-продаже «выбор закона участниками сделки» считается в нашей практике решающим критерием (поскольку в международном соглашении не установлено иного): стороны, подчинив свои взаимные обязательства праву данного государства, очевидно, имели в виду, что именно материальный закон этого государства должен определять их права и обязанности; для renvoi здесь, следовательно, места не остается

В приведенных случаях р*чь идет о некоторых исключениях из общего правила, обусловленных тем, что данной норме присваивается роль одного из принципиальных начал нашего коллизионного права, действие которых не может быть ослаблено применением доктрины обратной отсылки.

Особое значение имеет формула коллизионной привязки в Общих условиях поставок, принятых странами — участницами Совета Экономической Взаимопомощи. В Общих условиях прямо подчеркивается, что и отношениях стран по поставкам товаров по тем

1 Указанный вопрос возник в решении ВТЛК 1966 года по иску британской фирмы «Ромулус Филмс Лтд» к В/О «Совэкспорт-фильм». Договор о прокате советского фильма был совершен в Лондоне и, следовательно, подлежал действию английского права. ВТАК отвергла утверждение ответчика о том, что применение английского права (в данном случае в порядке обратной отсылки) приводит к применению советского права. Ответчик выводил обратную отсылку из того, что по данному договору в качестве одного из его элементов возникают отношения по переуступке некоторых ивтш>ских правомочий и что переуступка таких правомочий по английскому коллизионному праву подчинена закону страны возникновения авторского права, т. е. советскому праву в данном случае. ВТАК, однако, неходила из того, что в споре находятся только те обязательства по договору, которые сводятся к передаче вещей (фильмокопий), и нет оснований утверждать, что на эти обязательства распространяется обратная отсылка. «Как бы ни решался этот вопрос по английскому коллизионному прапу, принятие обратной отсылки зависит от советского коллизионного права, а последнее, в согласии с господствующей доктриной и практикой, не применяет обратной отсылки при разрешении споров по внешнеторговым сделкам, за исключением случаев, предусмотренных в заключенных СССР международных договорах» («Сб. ннф. материалов», вып. 22, 1969, стр. 38».

12 Зак. 507

3.33

вопросам, которые не урегулированы или не полность урегулированы контрактом или настоящими Общими! условиями, применяется *^1атери^льйде__др^во страны, .продавца».

Если бы в названных Общих условиях было указано! на применение «права страны продавца», то такой кол лнзиониый критерий не мог бы обеспечить полной уни фикации в разрешении вопроса выбора закона.

15. Профессор Рецен в § 57 своего курса по международному частному праву (1960 г.) указывает на то, что в венгерском законе нет предписаний о renvoi. «Из того обстоятельства, что Венгрия присоединилась к большому числу международных соглашений, которые допускают обратную отсылку, следует, что этот институт не является чуждым венгерскому праву. У нас имеются также двусторонние международные договоры, которые допускают обратную отсылку». «Непоследовательность обратной отсылки очевидна и свидетельствует о том, что она не может быть защищена путем юридической аргументации. Важнейшим аргументом допущения обратной отсылки является международная реальность: до тех пор, пока ее допускают многие государства, мы не можем утверждать, что следует от нее отказаться. Точка зрения о недопущении обратной отсылки особенно неправильна в современных условиях, когда капиталистические суды используют все средства, чтобы избежать применения права социалистических и народно-демократических стран. Не следует сужать сферу социалистического права и отклонением обратной отсылки создавать такой вакуум, который в конкретном случае может быть заполнен буржуазным правом. Однакс ничто не препятствует тому, чтобы в наших международных соглашениях мы договорились с каким-либо государством о непризнании обратной отсылки»1.

Чехословацкий закон о международном частном праве и процессе 1963 года возлагает на судью решение вопроса: он может принять обратную отсылку или отсылку к третьему закону, если это отвечает разумному и справедливому регулированию данного отношения

354

(§ 35). Однако если стороны в договоре избрали опре имениый закон, то коллизионные нормы избранного пр.шопорядка не принимаются во внимание, поскольку нппе не следует из волеизъявления сторон (§ 9, п. 2).

В ст. 4 Польского закона о международном частном праве сформулировано следующее:

§ I. Если иностранное законодательство, признанное ««стоящим законом применимым, предлагает применять к данному правоотношению польский закон, то применяется польский закон.

§ 2. Если иностранное национальное законодательство, признанное настоящим законом применимым, предлагает применить к данному правоотношению другое иностранное законодательство, то применяется это другое законодательство.

Проф. К. Пшибыловскнй (Краков) 1 комментирует эту статью: если польская коллизионная норма отсылает к иностранному закону, который отсылает обратно к польскому праву, то применяется последнее. Если же иностранный закон, к которому отсылает польская коллизионная норма, отсылает к «третьему закону» (т. е. к закону другого иностранного государства), то применяется право последнего государства, но лишь тогда, когда данное отношение согласно польской коллизионной норме подчинено иностранному праву как национальному (т. е. как закону гражданства лица). При других коллизионных привязках (по признаку местожительства лица, местонахождения вещи, места совершения сделки и т. п.) отсылка к третьему закону не допускается, а применяется материальное право того иностранного государства, к которому отсылает польская коллизионная норма.

<< Предыдушая Следующая >>
= Перейти к содержанию учебника =
Информация, релевантная "§ 3. ОБРАТНАЯ ОТСЫЛКА И ОТСЫЛКА К ТРЕТЬЕМУ ЗАКОНУ"
  1. § 3. «ВНУТРЕННИЕ» КОЛЛИЗИОННЫЕ НОРМЫ ДРУГИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН
    Для каждой из стран социалистического содружества основой правопорядка является ее конституция. Основные принципы права, выраженные в конституции, осуществлены, в частности, и в вопросах международного частного права данной страны. Когда суды этих стран за отсутствием новых законов обращаются к старым нормам права, принятым еще до народно-демократической революции, то они применяют старые
  2. 6.2. Международные двусторонние соглашения России как правовой регулятор иностранных инвестиций
    Следуя мировой практике, СССР, как уже говорилось, приступил к заключению двусторонних международных договоров по гарантиям иностранных инвестиций в самом конце 80-х годов ушедшего столетия, когда начали складываться основы рыночной экономики. В течение 1989 г. Советский Союз заключил соглашения о поощрении и взаимной защите капиталовложений с восемью экономически развитыми государствами Запада.
  3. 5.2. Правовые режимы иностранных инвестиций
    Теория и практика международного инвестиционного права режимы иностранных инвестиций делит на абсолютные и относительные. Первые базируются на принципах полной защиты и безопасности, недискриминации, справедливого и равноправного обращения, обязанности соблюдать правила, касающиеся инвестиций, обращения в рамках международного права. Ко вторым относятся режим наибольшего благоприятствования и
  4. 6.1. Юридическая природа международных договоров и их роль в российской правовой системе
    Возрастание взаимосвязи и взаимовлияния международного и внутригосударственного права проявляется прежде всего в невиданном до сих пор увеличении числа международных договоров и национально-правовых актов, посвященных аналогичным или близким предметам регулирования, одновременно находящимся во внутренней компетенции государств и в сфере международного правового регулирования. Активно
  5. Литература
    *(1) Protecting Foreign Investment Under International Law: Legal aspects of Political Risks//By Paul E. Comeaux, N. Stephan Kinsella. N.Y., 1997. P.9. *(2) См.: Фархутдинов И.З. Иностранные инвестиции как фактор глобализации мирового хозяйства (правовые аспекты)//Материалы Московского юридического форума "Глобализация, государство, право, XXI век". 22 - 24 января 2003 г. *(3) Подробнее см.:
  6. § 4. ВЛИЯНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА НА ФОРМИРОВАНИЕ, ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОГО ПРАВА
    Существует ряд областей государственной жизни, в которых влияние международного права на сферу национально-правового регулирования проявляется наиболее активным и заметным образом. Прежде всего это сфера внешнеполитическая, закрепляемая соответственно в основных законах государств - конституциях. Ранее было показано, как конституционные принципы внешней политики Советского государства, а также
  7. § 4. «ВНУТРЕННИЕ» КОЛЛИЗИОННЫЕ НОРМЫ БУРЖУАЗНЫХ СТРАН
    1. Современная буржуазная доктрина международного частного права в лице огромного большинства своих представителей стоит на той точке зрения, что источники международного частного права, как правило, «национальны» (основаны на внутреннем законода-тельстзе или судебной практике данной страны). Эта точка зрения нашла отражение в двух решениях Постоянной палаты международного правосудия в Гааге по
  8. § 4. СООТНОШЕНИЕ МЕЖДУ КОЛЛИЗИОННЫМИ НОРМАМИ И НОРМАМИ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИМИ ДЕЙСТВИЕ ЗАКОНОВ ВО ВРЕМЕНИ
    1. Цивилисты обычно характеризуют коллизионное право как совокупности норм, направленных на определения действия гражданско-правовых законов в пространстве, в отличие от норм о времени вступления в силу гражданско-правовых законов и о применении этих законов к ранее возникшим отношениям, в своей совокупности регулирующих действие законов во времени1. Данное противопоставление нельзя признать
  9. 11. Соотношение международного права и внутригосударственного права.
    Эти две различные и самостоятельные системы права не существуют изолированно друг от друга. Международно-правовые нормы формально не являются производными от норм внутригосударственных и не могут оказывать влияния на обязательную силу внутригосударственных норм, однако, международное право может отсылать к внутригосударственному праву, а это последнее - к международному праву.
  10. 31. За какие правонарушения при осуществлении социального партнерства установлена административная ответственность?
    Составы административных проступков (и санкции за их совершение) предусмотрены КоАП. При решении конкретных вопросов о привлечении того или иного работодателя (должностного лица) к административной ответственности применяются нормы административного, а не трудового законодательства (ст. ст. 54 - 55 ТК), которое, кстати, могло бы ограничиться более общей отсылкой. Ответственности работодателей и
Портал "Все Учебники" © 2014
info@vse-uchebniki.com